Квалификация соглашения о прощении долга как дарения

2012-03-21 12:26    |   Категория:   гражданское право    |   Ключи:   прощение долга   дарение
Шрифт: А А А А

Случаи квалификации соглашения о прощении долга как дарения.

Положениями главы 26 Гражданского кодекса РФ прощение долга отнесено к основаниям прекращения обязательств. В соответствии со ст. 415 ГК РФ, обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.
По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом (ст. 572 ГК РФ)
Прощение долга и дарение объединяет то обстоятельство, что в обоих случаях речь идет об освобождении одной стороной другой стороны от лежащей на последней имущественной обязанности, и как следствие прекращении обязательств.

В тоже время, как следует из ст. 572 ГК РФ, договор дарения является безвозмездным. Согласно пункту 3 статьи 423 того же Кодекса договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Прощение долга не всегда может носить безвозмездный характер, таким образом, не во всех случаях прощения долга может быть квалифицированно судом в качестве дарения.

В отношениях между коммерческими организациями нередко практикуется прощение долга, в особенности частичное. Если бы во всех случаях прощение долга являлось одновременно и договором дарения, такие сделки следовало бы считать недействительными, поскольку ст. 575 ГК РФ запрещает дарение в отношениях между коммерческими организациями, и сумма «прощеного» долга для коммерческих организаций была бы ограничена пятикратным минимальным размером оплаты труда

Исходя из позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в информационном письме от 21.12.2005 г. № 104, отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Квалифицирующим признаком дарения является согласно пункту 1 статьи 572 Кодекса его безвозмездность. При этом гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора (пункт 3 статьи 423 ГК РФ). Поэтому прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами.

Вышеуказанный вывод был сделан судом на примере гражданского дела, исходя из которого Общество с ограниченной ответственностью (заимодавец) обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу (заемщику) о взыскании процентов по договору займа и неустойки за несвоевременный возврат суммы займа. Как следовало из представленных суду документов, ответчик, получив от истца денежные средства по договору займа, обязался в установленный договором срок возвратить сумму займа и уплатить проценты за пользование денежными средствами. Поскольку заемщик не выполнил своевременно своих обязанностей, руководитель заимодавца направил в его адрес письмо с требованием немедленно возвратить сумму займа, указав при этом, что в случае исполнения данного требования заимодавец освобождает заемщика от уплаты процентов за пользование денежными средствами и неустойки за несвоевременный возврат суммы займа. Заемщик сумму займа возвратил. 

В своих возражениях на иск ответчик указал на отсутствие у него обязанности уплатить проценты и неустойку, так как данные обязательства прекращены прощением долга.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, мотивировав свое решение следующим.

Прощение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной обязанности. В связи с этим прощение долга является разновидностью дарения (статья 572 ГК РФ), поэтому оно должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, в соответствии с пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.

Таким образом, прощение долга, совершенное заимодавцем, является ничтожным, не влечет каких-либо последствий, поэтому обязанность заемщика уплатить проценты по договору займа и неустойку за несвоевременный возврат суммы займа не прекратилась.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и в иске отказал по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Изучив отношения сторон, суд кассационной инстанции установил, что целью совершения сделки прощения долга являлось обеспечение возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, то есть у кредитора отсутствовало намерение одарить должника.

Поскольку в данном случае у кредитора не было намерения освободить должника от обязанности в качестве дара, в удовлетворении иска отказано.
Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 19.12.2006 № 11659/06, соглашение о прощении долга не признается дарением при наличии у контрагентов взаимных непогашенных денежных обязательств.

Наибольшие сложности при разрешении подобных споров вызывает решение вопроса о том, имел ли кредитор намерение одарить должника, поскольку в случае отсутствия такого намерения сделка не может быть квалифицирована в качестве договора дарения, то есть что следует понимать под "намерением одарить".

Как следует из ч. 2 п. 1 ст. 572 ГК, которому при наличии встречной передачи вещи или права, либо встречного обязательства договор не признается дарением.

Таким образом, разрешая вопрос о том, можно ли прощение долга квалифицировать в качестве дарения, суд оценивает доказательства, которые свидетельствуют о получении одной стороной какого-либо имущественного предоставления от другой стороны, либо об отсутствии такого предоставления.

Приведу несколько случаев из судебной практики:
1.Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд с иском о признании соглашения о прощении долга от 02.02.2010, заключенного между индивидуальным предпринимателем и Обществом, недействительным и применении последствий недействительности ничтожной сделки. Решением Арбитражного суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из недоказанности наличия у кредитора намерения одарить должника.

Впоследствии суд апелляционной инстанции согласился с данным выводом, указав, что при подписании спорного соглашения действительная общая воля сторон была направлена на урегулирование вопроса по исполнению должником своего обязательства перед кредитором, и безвозмездного освобождения должника от своих обязанностей не предполагала. (Постановление 19 Арбитражного суда от 24.02.2012 г. по делу № А08-7509/2010)

2. Суд квалифицировал прощение долга как разновидность дарения, являющимся ничтожной сделкой в соответствии со статьей 168 ГК РФ, указав в обоснование, что в рассматриваемом деле прощение долга в соответствии с условиями соглашения осуществляется безвозмездно. Из материалов дела не усматривается взаимосвязь между прощением долга и получением истцом какой-либо имущественной выгоды по обязательствам. (Решение Арбитражного суда Приморского края от 03.02.2012 г. по делу № А51-20364/2011)

Аналогичные выводы можно найти в Постановлении 6 Арбитражного суда по делу № 06АП-6088/2011, Постановлении Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу № А46-5477/2011, Постановлении 7 Арбитражного суда от 26.12.2011 г. по делу № 06АП-6088/2011.
 

Фильтр по: